Н.Ф. Волкова. Вместе в мореходке.

Н.Ф. Волкова

Н.Ф. Волкова

Наталия Филипповна Волкова 25 лет преподавала черчение в ММУ имени И.И. Месяцева с 1962  по 1987 год. Принимала активное участие в общественной жизни училища, работая в профсоюзном комитете. Провела много открытых уроков для преподавателей училища и техникумов области. Требовательная к себе и курсантам, Н.Ф. Волкова пользовалась большим уважением в коллективе. Была бессменным классным руководителем: проводила экскурсии, походы, учебные встречи, вечера для курсантов. Коллеги запомнили ее добрым и отзывчивым человеком. Вместе с мужем, Георгием Александровичем Харченко, долгие годы была дружна с семьей Блиновых.  

Впервые я приехала в Мурманск в июле 1962 года. Город меня сразу покорил:  незаходящее солнце над сопками, обилие рыбных продуктов. А больше всего поражали люди – своей доброжелательностью, отзывчивостью и уравновешенностью.

После окончания Полтавского строительного института я работала в проектной организации, потом я преподавала черчение в Николаевском строительном техникуме. Приехав в Мурманск, в «Полярке»  прочитала объявление: «Мурманскому мореходному училищу срочно требуется преподаватель черчения». Моя первая встреча с завучем Владимиром Анатольевичем Ильиным закончилась  его словами: «Вы нам подходите, будете преподавать черчение».

В те годы в средней мореходке, которая теперь именуется морским рыбопромышленным колледжем имени И.И. Месяцева, сложился дружный и увлеченный работой коллектив преподавателей.  На слуху были фамилии  преподавателей спецдисциплин Николая Николаевича Блинова и его супруги Александры Серапионовны Хрусталевой. На педсоветах говорилось о том, как они интересно проводят классные часы, какие методы применяют при объяснении трудных тем курсантам. В первые годы работы наши пути не пересекались: я работала на первых-вторых курсах, а они преподавали старшекурсникам.

В 1966 году меня избрали в профсоюзный комитет, который возглавляла А.С. Хрусталева. Она сразу с головой окунулась в общественную работу, ей очень хотелось объединить преподавателей, которые тогда  в свободное от работы время не встречались. О том,  как это удалось, она написала в рассказе «Мореходка»: «Я устраивала чаепития по различным поводам, иногда и без них. Встречи проходили вдали от курсантов, на четвертом этаже, в кабинете радиотехники, мы называли этот кабинет «Седьмым небом». Деньги на угощение собирали с преподавателей. Пирожки  и прочую снедь заказывали в столовой училища, там же брали нужную для стола посуду. Иногда заказывали больше, чем позволяли собранные финансы, и приходилось доплачивать из своего кармана, обычно делали это я и член профкома Наталия Филипповна Волкова».

Мы часто ездили за грибами и ягодами, автобус оплачивал профком, иногда сами грибники. Несколько раз организовывали поездки на турбазу, на Кильдин, турбазу Тралфлота. Ко Дню Красной Армии и в День 8-го Марта вместе с курсантами выпускали стенгазету, преподаватели обменивались подарками, а на «Седьмом небе» произносили тосты за процветание училища. В Новый год в училище устраивали елку, ставили ее в центре актового зала. Заранее составляли список детей сотрудников для приобретения подарков, которые покупала администрация вместе с профсоюзом.

Александра Серапионовна была человеком решительным, не боялась пойти на конфликт с начальством, если считала, что по отношению к члену профсоюзной организации поступали несправедливо.

Началом нашей многолетней дружбы послужило такое событие. Преподаватель русского языка и литературы Эмма Нестеровна Ованесова была больна, приближался ее День рождения. И решено было поздравить ее от профкома. Выбрать подарок поручили нам с Александрой Серапионовной. Искать долго не пришлось – магазинов в то время в городе было мало, выбор небольшой. Подобрали ей ткань на платье и отправились к имениннице. По дороге мы разговорились, обнаружили много «точек соприкосновения» и взаимное расположение. А.С. Хрусталева, смеясь, рассказала мне об одном забавном случае из профсоюзной жизни.

На одном из заседаний профкома негласно было принято  решение побывать в школах, где учатся дети сотрудников мореходного училища. Пришли и в школу, где учился мой сын. На вопрос Александры  Серапионовны  о  Вите Волкове, классный руководитель начала возмущенно рассказывать:

— Родители совсем не заботятся о сыне. Школа обеспечивает мальчика бесплатными завтраками, выделила деньги на покупку зимнего пальто.

Когда Александра Серапионовна уточнила, что мама Вити преподает черчение в средней мореходке и вряд ли родители настолько стеснены в средствах, что не могут купить сыну зимнюю одежду и найти денег на  завтраки, учительница укоризненно сказала:      «Сына-то  зовут Витя, фамилия Волков».

Я, выйдя замуж за Георгия Александровича Харченко, как и Александра Серапионовна, сохранила в браке свою девичью  фамилию, поэтому фамилия моего сына была тоже Харченко. Речь шла о другом мальчике

Вскоре мы стали дружить семьями. Часто собирались  по праздникам то у нас, то на Октябрьской у Блиновых.  В хорошую погоду вместе выезжали на природу. Но  в учебном процессе наши пути не пересекались.

Однажды Александра Серапионовна  пригласила меня на последний обзорный урок по «Паровым котлам», по этому предмету курсантам предстояло сдавать экзамен. С наслаждением вслушивалась в объяснения преподавателя, в ее логические выводы и  четкие  указания и пожалела, что раньше упускала возможность побывать на других ее уроках. Жалею, что не довелось мне  увидеть в роли преподавателя и Николая Николаевича. Только от других коллег слышала я об их педагогическом мастерстве.

Удивительным человеком была Александра Серапионовна:  с сильным характером, с четким жизненным ритмом, умеющая вдохновить, повести за собой. Курсанты ее уважали и любили, тянулись к ней, но и чуть-чуть побаивались. Почему? Андрей Леонидович Кауфман, заместитель начальника ММУ,  как-то сказал на педсовете: «Нельзя не сказать о том, что Александра Серапионовна Хрусталева считает самым важным предметом в учебном плане механиков  свой: «паровые котлы».

Она была человеком необыкновенно целеустремленным  и требовала  того же от своих курсантов.  Не у каждого это получалось. Она была готова объяснить несколько раз, помочь, но требовала, чтобы курсанты ее предмет знали.

Александра Серапионовна умела радоваться самым простым вещам. Помню, она лежала после инфаркта в городской больнице. Я зашла ее навестить сразу после первомайской демонстрации, мы обе были рады встрече.  Я принесла ей кроме фруктов  красный воздушный шарик. Как она ему обрадовалась! Это дало ей возможность забыть о болезни и ощутить праздник.

Александра Серапионовна не любила долго разговаривать по телефону, предпочитая живое общение.  Мы договаривались о встрече, шли друг к другу в гости, чтобы вволю наговориться за чашкой чая. Когда она бывала у нас, на улице Александрова,  мы всегда провожали ее вниз с горы на  троллейбусную остановку. Она была старше  меня на добрый десяток лет, но по лестницам   в 90 лет спускалась быстро-быстро, я  едва за ней успевала. Неудивительно, что это  ей удавалось, ведь она в любую погоду гуляла  по городу ежедневно по 2 часа в день.

Небольшая их двухкомнатная квартира на Октябрьской всегда удивляла чистотой и блеском оконным окон. Мы обычно располагались в гостиной за столом. Дом был очень гостеприимным и хлебосольным, хозяйка любила удивлять гостей какими-то новыми блюдами, каждый раз на столе обязательно появлялся теплый пирог. Хозяева тепло относились друг к другу: Николай Николаевич всегда называл жену только «Шурочка». Она его — «Коля».

Вспоминаю наше первое посещение дома Блиновых, когда мы позорно опоздали. Младший их сын, Борис, учился тогда в Ленинграде и привез в Мурманск для знакомства с родителями («на смотрины») свою невесту  Нину. Ровно в 19 часов мы позвонили в дверь их квартиры. Открывает нам Александра Серапионовна и с упреком в голосе говорит: «Вы опоздали! Нужно было прийти в 18 часов». Растерянные, сконфуженные, проходим в комнату, где за накрытым столом собралось много гостей, но в моей памяти осталась Нина – Нина Петровна – с копной светлых волос, в зеленом коротком платье. Этот случай Александра Серапионовна вспоминала все 40 лет нашего знакомства. Сколько лет минуло, а урок пошел впрок: больше мы никогда не опаздывали в этот уютный гостеприимный дом. А  отношение к жене Бориса у Александры Серопионовны навсегда осталось  особенно теплым, материнским.   Она была до конца жизни для свекрови «Ниночка, девочка». Нина Петровна в последние годы опекала Александру Серапионовну, трогательно о ней заботилась, гуляла с ней, сопровождала  на все мероприятия, куда была приглашена Александра Серапионовна. Только Нине Петровне и никому больше позволялось помочь Александре Серапионовне накрыть на стол и убрать  посуду со стола. Всем остальным  любезно, но твердо говорилось неизменное «я сама».

Каждый год 12 апреля на день рождения Александры Серапионовны  в Мурманск приезжал из Москвы ее старший сын, если позволяли обстоятельства — с женой Ольгой Петровной и сыном Колей. Когда был не в рейсе, приходил младший сын Борис с супругой  Ниной Петровной и сыном Андреем. Именинница объединяла всю большую семью, была ее центром.

А 13 апреля 2002 года в литературной гостиной Мурманской областной библиотеки  отмечали уже 90-летие Александры Серапионовны. Было море цветов. Чувствовалось волнение виновницы торжества. Но разве  ей можно было дать столько лет? Прилетели все москвичи семьи Блиновых, даже правнук Колюня присутствовал на юбилее бабушки Шуры. Пришли поздравить А.С. Хрусталеву представители администрации города и области, родственники, друзья, коллеги по работе, бывшие курсанты. А сколько добрых слов было сказано в ее адрес!

1976 год мы встречали на Октябрьской. После того, как куранты пробили 12 раз и наступил Новый год, все отправились к елке на площадь Пять Углов. До 6 утра не спали, были у Блиновых, потом на первом троллейбусе поехали из центра к себе, в Ленинский район.

В этом году у дедушки с бабушкой жил старший внук Коля. Его родители переезжали из Подмосковья в Москву, а он 1975-1976 учебный год учился в 4Б классе 20-й мурманской школы. Учился хорошо, А.С. Хрусталева гордилась внуком, рассказывала, что на родительском собрании классный руководитель Валентина Владимировна сообщила, что приказом по школе по итогам четверти  ему объявлена благодарность за хорошую учебу и  активную общественную деятельность.  Александра Серапионовна радовалась и его увлечению фотоделом. Родители подарили Коле фотоаппарат, он с удовольствием снимал окружающих.  Интересно сейчас  посмотреть на его  фотографии из серии «Мурманск 1976».

Смыслом  жизни Александры Серапионовны всегда была семья – сначала сыновья, а со временем внуки и правнуки.

Еще одно новогоднее воспоминание — Александра Серапионовна в роли Деда Мороза. Однажды под Новый год к нам из Ленинграда приехала Наталья Ивановна Хабалова с мужем. Мурманск и мореходка были для нее родными, она преподавала курсантам технические предметы и была дочерью Ивана Алексеевича Хабалова – директора нашего училища в предвоенные и военные годы, когда техникум эвакуировался в Нарьян-Мар. Проработав в Мурманске долгие годы, она уехала в Ленинград. Мы дружили семьями. Когда же ездили в отпуск на своей «Белянке» (автомобиль «Жигули» 1-й модели), обязательно заезжали к ним на дачу во Всеволожск. Они же, приезжая в Мурманск, останавливались у нас. Вот и решили встретить Новый год все вместе. Еще пригласили чету Васильевых – Эвелина Романовна преподавала в мореходке английский язык.

Александра Серапионовна сказала, что будет исполнять роль Деда Мороза. Все подарки отдали ей – в мешок. Пока Александра Серапионовна «колдовала» в соседней комнате, мы расселись за праздничным столом.  Эвелина Романовна каждому из гостей на блюдце отсчитала по 12 виноградинок, которые нужно будет проглотить по одной, загадав желание, с каждым ударом московских курантов. В суете мы не сразу заметили в дверном проеме Деда Мороза в красном облачении с седой бородой и мешком с подарками. Это была Александра Серапионовна в новогоднем образе. Она знала, что пожелать каждому и как преподнести подарок. Эта встреча Нового года запомнилась всем нам надолго.

Александра Серапионовна была хлебосольной хозяйкой, любили удивить гостей каким-нибудь изысканным блюдом.

Мне захотелось по ее рецепту испечь пирог с капустой и угостить. Мы тогда жили на улице Халатина, духовка в газовой плите работала нормально: пирог не подгорел. Еще теплым я разрезаю его и подаю Александре Серапионовне. Она пробует мое творение и говорит: «Очень вкусно, но нужно было больше яиц в фарш положить». А я, смущаясь, признаюсь: «А я совсем забыла».

На мое 50-летие, когда собрались коллеги по работе, Александра Серапионовна решила помочь мне разнообразить стол и презентовала окуня, выловленного ее младшим сыном Борисом, тоже страстным рыболовом, как и отец.

Все было выполнено по инструкции наставника, блюдо с окунем заняло почетное место на столе. И все наслаждались необычным в нашем доме рыбным деликатесом. Это был мой первый и последний «рыбокулинарный» опыт.

Наши встречи не ограничивались только домашними застольями. Мы любили выезжать на машине на природу. Чаще всего ехали в любимое место «хрустальных блинчиков» —  на Тулому. Николай Николаевич был страстным рыболовом, сына нашего увлекал журчащий ручей, насекомые и пернатые, мы же «колдовали» у костра. Однажды Александра Серапионовна нашла аж 3 гриба, которые сразу оказались в котелке.

Александра Серапионовна недаром была из семьи портного. Ей доставляло удовольствие самой сшить себе новый наряд или обновить старое платье так, чтобы удивить гостей.

Когда у нас в 1984 году родился первый внук Женя, Александра Серапионовна принесла новорожденному в подарок две сшитые собственноручно распашонки с вышивкой, обшитые кружевом. Нам, новоиспеченным дедушке и бабушке, показалось это очень трогательным.

Сына нашего она знала с дошкольного возраста. Когда мы приходили в гости на Октябрьскую в чистую, уютную квартиру, занимали «свои» места за столом в гостиной, сын проводил время в кабинете Николая Николаевича и появлялся в гостиной только, чтобы поесть колбаски.

Прошли годы. В августе 1995 года в Мурманск из Сибири приехали наши дети и внуки, чтобы отметить нашу с мужем золотую свадьбу. В этот же день Виктор с женой Мариной отправились с цветами и конфетами к Александре Серапионовне в гости. Возвратились они в приподнятом настроении, полные впечатлений от общения. Когда в сентябре «сибирский квартет» уезжал домой, на перроне среди провожающих была и А.С. Хрусталева.

 

Александра Серапионовна всегда была вдохновителем  всех наших встреч. Николай Николаевич, даря нам сборник «69 параллель», написал на книге: «От Блиновых – отца и сына и от ихАнгела-Хранителя (заглавные буквы, совпадающие с инициалами Александры Хрусталевой, подчеркнуты – Н.Ф.В.) и вдохновителя друзьям на добрую память». Да, Хрусталева была воистину Ангелом – Хранителем большой семьи Блиновых.

Выйдя на пенсию, Николай Николаевич занялся литературной деятельностью. В 1972 году в Северо-Западном книжном издательстве в Архангельске вышла книга «Костер и парус», которую он подарил нашему сыну с дарственной надписью: «Юному пионеру Вите в 50-летний юбилей пионерской организации. Колька Блин, звеньевой «Чайки», автор этой книги, пионер 20-х годов».

Потом, в октябре 1974 года, Николай Николаевич вручил нам свою новую книгу «Судьбы. Люди под палубой» с оптимистическим призывом: «Ура! Живем и жить будем!».

На его последней книге «И все-таки море» — надпись: «Инженерной династии Харченко от литературной династии Блиновых! Нашим милым друзьям.  За всех Блиновых автор сей книги – Н.Блинов и А.С. Хрусталева – главная блиниха. 31 марта 1979 года».

Александра Серапионовна тоже приобщилась к литературному творчеству. Ее первая книга «Здесь мой причал» вышла в Мурманске в 1988 году, когда автору было 76 лет! Храню эту книгу с автографом, добрые слова которого согревают душу: « Моим милым друзьям, хорошим людям Наталии Филипповне и Георгию Александровичу на память. Автор Хрусталева».

Даря нам «Бабушкины бриллианты» в августе 1997 года написала: «Милым, славным моим друзьям Наталии Филипповне и Георгию Александровичу на память об интересных встречах и дружбе… С большой симпатией.  Автор Хрусталева».

Последний автограф А.С. Хрусталева оставила на книге «На полубаке»: «Милым, дорогим Наталии Филипповне и Георгию Александровичу на добрую память о нашей дружбе, о жизни в славном нашем городе Мурманске. С искренней симпатией и большим уважением – автор».

Мой муж Георгий Александрович был ветераном войны, участником партизанского движения в Белоруссии. С годами его здоровье ухудшалось, и ему часто приходилось лежать в больнице. Не припомню, чтобы Александра Серапионовна, несмотря на занятость литературным творчеством,  хоть раз не навестила его в больнице. В каждый свой приход она заботливо приносила ему фрукты и сок, а главное, всегда ободряла и поддерживала его, умела «вдохнуть силы». После разговора с ней мужу становилось  легче на душе.

Просматривая альбомы с фотографиями, я невольно вспоминаю былые годы.

Вот Александра Серапионовна с Георгием Александровичем 1 апреля 1991 года. Вчера ему исполнилось 70 лет, был «большой сбор», но на улице выдалось ненастье. И вот по телефону Александра Серапионовна жалуется: «Ветер и метель, мне не добраться».  «Я завтра подъеду»,- обещает она. На следующий день в солнечных лучах искрился белоснежный покров, все выглядело сказочно красивым. Александра Серапионовна появилась в назначенный час в хорошем настроении.

А вот фотография 31 марта 1995 года. Александра Серапионовна пришла в обновленном платье с оригинальным подарком.

Последний снимок, на котором вместе Александра Серапионовна и Георгий Александрович у нас за столом, был сделан 4 октября 2003 года в день моего рождения. Какие хорошие, добрые лица!

В последние годы  Александра Серапионовна жила то в Мурманске, то в Москве, где дети  и внуки купили ей  квартиру. Мы стали видеться реже, но часто переписывались. В январе 2004 года ушел из жизни мой муж. Александры Серапионовны тогда не было в городе. Узнав об этом скорбном событии, она нашла удивительно добрые и простые слова, которые поддержали меня в трудную минуту, помогли справиться с горем:

Милая, дорогая Наталия Филипповна, примите мои самые искренние соболезнования по поводу безвременной кончины дорогого моему сердцу  Георгия Александровича. Милый приятный был человек. Жалко очень. Вы крепитесь, дорогая подружка моя. Мысленно я всегда с Вами. Мужайтесь, дорогая. Будете на кладбище – поклонитесь Георгию Александровичу от меня.

Часто перечитываю письма, присланные мне Александрой Серапионовной в последний год ее жизни из Москвы.

27 мая 2004 года

Я здорова. По-прежнему делаю зарядку для лица и тела.  Гуляю уже не 2 часа, а полтора и еще полчаса вместе с Колей, когда он заходит ко мне после работы. Это я делаю скорее для него, чем для себя. В течение рабочего дня он, если нужно бывает, ездит на машине, пешком совсем мало ходит. Вот я и придумала прогулку вместе со мной. Сказал, что он без меня гулять не будет. Взрослый человек, а рассуждает, как ребенок.

Дети и внуки много работают, встречаемся  нечасто, только  Колю водитель привозит  после работы почти каждый день ко мне, я его угощаю чем-нибудь вкусненьким,  чаще кофе, и идем на прогулку минут на 30-40.

Боря собирается издать еще одну мою книжку с рассказами, мною написанными, но не вошедшими в сборник «На полубаке». Радуюсь, что пишу, обычно это делаю с утра. Не знаю, что бы делала, если  бы не  эта работа! 

 

11 июня 2004 года

Здравствуйте, дорогая Наталия Филипповна!

Получила Ваше письмо и радуюсь, что Вы бодры душевно.  Поэтические выдержки из тетради «К  Дню  победы» прочла дважды – понравились.

Предполагаю в сентябре быть в Мурманске, тогда увидимся и поговорим вволю. Музей имени Н.Н. Блинова  собирается отметить 20-ю годовщину его смерти. Надеюсь, что Вы будете присутствовать в музее.  Дети тоже поедут в Мурманск.

Я чувствую себя не очень здорово. Упала — сильно ушибла голову, позвоночник и ребра. Но все обошлось. Пишу свои воспоминания и складываю в шкаф – до лучших времен.

Погода в Москве не радует:  то холодно, то совсем летние дни. Были случаи – модницы ходили по улицам в одних нарядных платьях, а я все кутаюсь в шерстяные кофточки.

28 июня еду в Переделкино по путевке до 22 июля. Коля на 14 дней тоже имеет туда путевку, на большее время ему не позволяет работа. Мне очень приятно, что отдыхать будем вместе.

У ребяток все нормально – здоровы, Дети и внуки много работают, малыши учатся успешно. Колюнька – мой правнук от Коли перешел во второй класс. Андрюша – правнук от Бори перешел в 9-й.  Желаю здоровья, бодрости, счастья. Чтобы у Вити и ваших внуков все было хорошо. У детей дела идут нормально, нам радость.

 

Последнее письмо 31.07.2004

Здравствуйте,  дорогая  Наталия Филипповна!

Шлю Вам свой низкий поклон и благодарность за письмо.

Я живу сейчас в Переделкино, и прошла уже половина срока, что указан в путевке.  Скоро поеду домой в Москву, а оттуда тоже домой – в Мурманск.

  В Переделкино не очень мне нравится в этом году. Во-первых,  потому, что знакомых мало – «иных уж нет, а те далече». Одни по состоянию здоровья не могут, а у других нет денег на путевку.  Несколько человек моих знакомых умерли.

Я чувствую себя  прилично. По-прежнему делаю зарядку, обливаюсь холодной водой. Гуляю здесь много. В весе не прибываю, чему рада.

Пишу свои воспоминания – рассказы. Не всегда они получаются. Сейчас вместе со мной отдыхает Коля-сын. Он  прочитал последнюю работу – раскритиковал! Был Боря  в Москве в командировке, приезжал ко мне. Ему   тоже не понравился рассказ.

Видимо, не могу,  не  получается. Стара очень. Если не писать, то не знаю, чем заняться.  Что – то делать надо, так скучно жить.  Шить платья и кофточки  теперь не надо, можно любую вещь купить.

Я писала Вам, что Ваши дети могут приехать ко мне. Может быть, это будет для них маленькое развлечение. Если Вы, Наталия Филипповна, будете в Москве, обязательно приходите ко мне. И остановиться можно у меня, места хватит, есть и раскладушка.

Пишите, приятна весточка из Мурманска.  

 

Они прожили вместе 52 года и ушли в иной мир в одном месяце – в сентябре: Николай Николаевич – 27 сентября 1984 года, Александра Серапионовна – через 20 лет, 24 сентября 2004 года.  27 сентября в Библиотеке – литературном музее имени Н.Н. Блинова должен был состояться Вечер памяти Н.Н. Блинова, а 25 сентября в литературной гостиной областной научной библиотеки – презентация новой книги А.С. Хрусталевой – «Бриллианты моей бабушки».

23 сентября, вечером, Александра Серапионовна со старшим сыном Николаем прилетела из Москвы, а 25 сентября в 10 часов утра он сообщил мне по телефону скорбную весть: «Мама умерла ночью». В это трудно было поверить.

Презентацию книги не отменили.  Неожиданностью для собравшихся было узнать о смерти Александры Серапионовны и увидеть ее портрет в траурной рамке. Не было никого из родственников.

27 сентября на литературный вечер «Пока нас любят — мы живем»  в Библиотеке – литературном музее имени Н.Н. Блинова собрались сыновья и внуки, друзья и коллеги по работе, бывшие ученики Николая Николаевича и Александры Серапионовны. Впервые в прошедшем времени собравшиеся говорили не только о Николае Николаевиче, но и об Александре Серапионовне.

28 сентября мы простились с Александрой Серапионовной навсегда. Накрапывал мелкий дождик, природа тоже скорбела.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: