Глава 2. Вслух про себя

     Многое в литературном музее имени Н.Н. Блинова рассказывает о жизни Александры Серапионовны Хрусталевой, Музы писательской семьи Блиновых.

О жизни купеческой семьи Хрусталевых говорят альбом и фотографии начала прошлого века, старинная посуда, доставшаяся А.С. Хрусталевой в наследство от мамы и бабушки.

В музейной витрине представлены фотографии курсантки Архангельской мореходки Шуры Хрусталевой, единственной женщины — судового механика Александры Хрусталевой и преподавателя мурманского мореходного училища Александры Серапионовны.

О педагогической деятельности А.С. Хрусталевой свидетельствует трудовая книжка, альбом, подаренный курсантами ее последнего выпуска 1968 года, настольные часы с дарственной надписью курсантов: «Учителю от благодарных учеников в День 8 марта 1962 года».


Александра Серапионовна была обаятельной женщиной, хорошей хозяйкой и очень гостеприимным человеком. В экспозиции представлены ее личные вещи: шкатулка работы палехского художника А. Громова, янтарные бусы, письменный прибор, одно из первых послевоенных изданий кулинарной книги «1000 вкусных блюд» и книга В. Логинова «Кулинарные хитрости», рецензентом которой была А.С. Хрусталева.

Как признание заслуг Александры Серапионовны перед городом стало вручение ей ленты «Почетный житель улицы Октябрьской» и Благодарственного письма первого мэра города – героя Мурманска О.П. Найденова. Они представлены в музейной экспозиции.

На выставке музея находятся тематическое досье с публикациями А.С. Хрусталевой в периодической печати, копии фотографий и документов из семейного архива.

В музейной коллекции находятся видео- и аудиозаписи, подаренные музею ГТРК «Мурман». Это записи передач радиожурналистки Ольги Андреевой и тележурналистки Светланы Сазоновой с участием Александры Серапионовны. В них рассказ «из первых уст» о ее необыкновенной судьбе.

Ольга Андреева

Одну из радиопередач из цикла «В добрый час» ее автор, Ольга Андреева, назвала «Вкус в жизни»(1996 г.), подметив одну из основных черт характера Александры Серапионовны.

А.С. Хрусталева рассказывает:  «Я в Мурманске с 1931 года, даже число помню: 20 мая. После окончания архангельской мореходки, после того как я получила  специальность судового механика там, приехала в Мурманск. И вот с тех пор живу. И считаю, что наш город лучший в мире. Я много где бывала, много ездила, а все равно  Мурманск – мой родной и самый хороший город. Внешне много, может быть, на земле городов лучше Мурманска, но для сердца моего, Мурманск – самый хороший.

В 30-х годах я жила в Мурманске в деревянном  2-х этажном доме на Коминтерна, 17. Мы жили тогда вдвоем с соседкой в одной коммунальной квартире. Была только холодная вода, плиту топили дровами, печка в комнате железная, круглая. 

Было очень хорошо у этой горячей печки открыть дверцу и сесть прямо на ковер, на пол, и смотреть на огонь. Нравилось это.

Бывало сверху придет соседка, мы постелем что-нибудь около печки, сидим, разговариваем. Так уютно, хорошо.Ольга Андреева:

«Обратили ли вы внимание на одну деталь рассказа: огонь в кустарной железной печке?

Казалось бы: тяжелые годы, тревога  за близких, столько бытовых мучений, так трудно найти повод для удовольствия. Но вот горит огонь в печурке, багровые отсветы пламени уютно освещают жилье, пахнет дымком, рядом с тобой на полу на расстеленном коврике сидит задушевная подружка. И преобразилась жизнь, снова стала праздником.

Как же мало счастье зависит от внешних обстоятельств! Правду говорят, что оно не вне, а внутри нас.

Нина Куликовская и Эмилия Сергачёва - подруги А.С. Хрусталёвой


А.С. Хрусталева:

«Когда мы вернулись из эвакуации в 1943 году дом, нам дали комнату в Междурейсовом на 5 этаже.

Там своеобразная  жизнь была: длинный коридор метров 200 в длину. И с 2-х сторон комнаты. Очень много людей всегда, очень много детей в  коридоре бегают, носятся, шумят. С одной стороны женщинам удобно – знаешь, что не на улице, а в коридоре бегают, дома все-таки. Но вообще шумно, конечно.

Дело было войну. Окна были заколочены, засыпаны стружками, только была форточка одна открыта. Так что всегда темно там было. Но у нас была очень большая компания, ждали: вот скоро кончится война и опять будет хорошая жизнь. И потом мы были молодые!

Во дворе Междурейсового

После приезда из эвакуации я сначала не работала. Детского садика не было и мне некуда было устроить малыша – младшего сына Бобку. Поэтому жилось нам трудно. Я сдавала кровь, чтобы получать рабочую карточку, а не иждивенческую – 300 грамм хлеба.

На донорском пункте обязательно давали обед. И требовали, чтобы обязательно съедали. Второе  можно было брать домой и принести детям. И хлеб оставался. Но суп обязательно надо было там съесть, и кружку сладкого-сладкого чая заставляли выпить».

Борик Блинов


Ольга Андреева:

«Сколько она видела в жизни: очереди за продуктами, эвакуационные поезда, бомбежки, зал суда и все-таки прожила жизнь счастливо. Счастлива и теперь, как дай Бог всякому.
Жизнь коротка. Мы приходим в неё из небытия и уходим в небытие. Приходим, чтобы подышать свежим морским воздухом, подставить лицо солнечному лучу, сорвать дикий цветок, помахать рукой чайке в небе, чтобы прижать к груди ребенка, поцеловать любимого, пожать руку другу.

Не всякий может разгадать цель и смысл существования, но каждый может радоваться ему. Так будем же дорожить каждым мгновением, которое нам отпущено».

В одной из радиопередач 1998 года Александра Серапионовна, отвечая на вопрос о своем литературном творчестве, признавалась:

«Я когда пишу, так увлекаюсь, мне это доставляет большое удовольствие! Писать , я скажу , очень интересно. Особенно про свою жизнь. В нашей памяти много лежит такого, что, кажется, забыто нами. А вот когда начинаешь писать, то все это всплывает в памяти. И, кажется, очень интересно: одно за другим как цепочка цепляется и воспоминания всплывают. Очень интересно. Меня это всегда поражало».

Интересны диалоги Александры Серапионовны с тележурналисткой Светланой Сазоновой, прозвучавшие в передачах «Здесь мой причал» (1992 г.), «Женская компания» (1994 г.), «Вот и поговорили» (1996 г.).

С.Сазонова:

— Прожив  нелегкую, но действительно интересную жизнь, эта маленькая приветливая женщина сохранила доброту в сердце, энергичность и весёлый характер. Она умеет удивляться сама и удивлять своих близких.

Что помогает Вам поддерживать хорошее физическое состояние и бодрость душевную, несмотря на то, что Вам уже 83-й год? Я смотрю на Вас и не верю, что именно столько Вам лет.

А.С. Хрусталева:

— Спасибо. Во-первых, у меня всегда хорошее настроение, а это имеет большое значение. Я никогда не скучаю, всегда нахожу себе какие-нибудь занятия.

Я не болею и в поликлинику не хожу годами. Материально я хорошо обеспечена. У меня очень приличная пенсия, поэтому нужды нет. И настроение от этого у меня не портится.

Я живу хорошо, всё делаю сама. Поэтому мне и пенсии хватает, что шью сама себе, шью своему правнуку Андрюшке-маленькому. Я могу сделать шапку меховую из старой шубы или воротник к пальто. Могу набойки на туфли сделать. Всё могу. Вот я и обивку мебели в гостиной сама сделала.

Всё у меня в порядке.

 С.Сазонова:

— А что Вам помогает так держать себя? Быть сильной?

А.С. Хрусталева:

—  Вы знаете,  жизнь моих сыновей сложилась удачно, но они очень заняты, много работают. И я подумала, что надо мне жить так, чтобы меньше внимания требовать от них.

Гуляю 2 часа в день, какая бы погода ни была.  Дождливо, я постараюсь выбрать время без дождя.  Если нет, возьму зонтик и пойду под зонтиком. Все равно 2 часа гуляю.

На улице встречаю своих знакомых. Частенько приглашаю их к себе на кофе. Люблю готовить. Говорят, что я прилично готовлю. У меня есть две книги Логинова «Кулинарные хитрости» и «Домашнее консервирование». Я рецензентом этих книг была.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

С.Сазонова:

—  Вы такую жизнь прожили. Были одной их первых женщин-механиков, в море ходили. Всё-таки мне кажется, что-то особенное в Вас есть. Вы такая уникальная.

А.С.Хрусталева:

— Да нет, полно. У меня профессия такая, судьба такая.

С.Сазонова:

— Какая жизнь… Никогда не жалели о своём выборе?

А.С.Хрусталева:

— Если бы мне случилось родиться второй раз и меня спросили бы: «Кем ты хочешь быть?», я сказала бы: « Я хочу, чтобы моя жизнь была точно такой, как прошла».

У меня хорошая жизнь была:  интересная профессия, хорошая семья. 

С.Сазонова:

— Море было бы в Вашей жизни?

А.С.Хрусталева:

— Да, было бы. Море трудное и досталось мне нелегко, но всё равно — море сделало мою жизнь такой интересной.


В телепередачах старожил Мурманска Александра Серапионовна Хрусталева рассказывает много интересного об истории нашего города.

Мы приехали сюда юными. В этот новый город, который сами строили. Например, мы делали асфальт на проспекте Сталина. Тогда считалось, что сотрудники  в  каждой организации должны  были отработать несколько часов на строительстве города. И мы с радостью шли строить, ведь это наш город. Мы строили его для себя, для нашего поколения, нам  это доставляло большое удовольствие.

В 1931 году это по сути  не был город. А был маленький деревянный поселок с 1 каменным зданием ТПО. Тогда город был голый, потому что деревьев не было. Начали их высаживать. Сначала посадили ёлки, а они не прижились. Потом  посадили тополь: думали, что он неприхотливый. А он не прижился. Потом лиственницы сажали — не прижились. Всюду сажали и кусты смородины, а её нигде нет. Наконец посадили берёзы и рябины, особенно их много на нашей улице Октябрьской.

Моё самое   любимое место в городе – это центр, площадь Пять углов. Тогда на площади Пяти углов не было еще больших  домов, а само  место было грязное и топкое, ходить нужно было в сапогах или резиновых ботах.

Зимой рядом с площадью я с Колей  катались на лыжах. У меня есть маленькая – маленькая фотография 1933 года. Мы – лыжники — стоим на том месте, где через пять лет построят Дворец культуры имени Кирова.

Есть в музее и  любительская видеозапись с 90-летнего юбилея А.С. Хрусталевой. Обращаясь к собравшимся, она очень искренне рассказывает о том, что считает самым трудным в своей жизни.

 «У меня была цель обязательно поступить учиться, иначе  осталась  бы я  портнихой в мастерской отца.

Учиться в морском техникуме в Архангельске было очень трудно. Особенно трудно было в мастерских работать за кузнеца и за молотобойца. Представляете, настоящая большая кувалда, я не знаю, сколько она весит, но и поднять ее было тяжело, а требовалось научиться бить кувалдой из-за плеча и именно туда, куда кузнец показывает.

Плохо у меня получалась работа в мастерских. Я плакала: «Неужели мне придется вернуться и опять за верстак с папой? Нет! Я обязательно должна научиться всему этому. Парни могут, почему я не могу?»

И я, поднабрав силы и мужества, поревев немножко, что мне так тяжело, начинала осваивать то, что надо.

Потом трудно было заставить слушать себя людей пожилых, кочегаров – «мастеров огня», когда я уже механиком стала. Я  маленькая, худенькая и молодая — 20 лет. Все относились скептически. «Не бабье это дело», — так грубо всегда говорили».

Как завещание нам, в 21 век, звучат ее слова:

«Упорство и настойчивость могут преодолеть всякие трудности. Всего можно достичь. Только нужно поставить себе цель и не отходить от этой цели ни на шаг. Ни вправо, ни влево.

Может быть, кому-нибудь пригодится мой опыт? Настойчивость и желание добиться цели всегда оправдываются в жизни, если это честно делается».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: