Старость, подожди!

     Александра Серапионовна Хрусталева — человек в Мурманске известный и уважаемый. Прежде всего потому, то есть в ее жизни некоторая необычайность.

     А началось все, пожалуй, с профессии, которую выбрала, поступив в Архангельский морской техникум. Выучилась, получила специальность судового механика и, даже не пытаясь найти работу полегче где-нибудь на берегу, начала ходить в море. После преподавала в ШУКСе (школе усовершенствования командного состава), а затем — в среднем мореходном училище.

     Необычная у нее и семья — сплошь писательская: муж Николай Николаевич Блинов да дети Николай и Борис. Николай, правда, москвич, и мурманчане с его творчеством меньше знакомы, а книги Николая Николаевича и Бориса Блиновых стоят на книжных полках, пожалуй, во многих мурманских семьях. После 80 лет начала писать и сама Александра Серапионовна. Вышла ее автобиографическая повесть «Здесь мой причал», публиковались рассказы.

     Сейчас ей 86, опыт прожитой жизни большой, как не поделиться им. Наверняка, кому и пригодятся ее советы и кулинарные рецепты. Под таким заголовком «Может быть, кому-то это жизнь облегчит…» они и были опубликованы в недавних выпусках «69».

     Кажется, уже в своих книгах, газетных статьях все рассказала. Ан, нет, опять не все. Откуда силы берет, энергию черпает? И почему никто ей не дает ее годов? Разве так выглядят в 86? Разве всякими писательскими делами занимаются, с газетами сотрудничают в ее возрасте?

     Вот я и напросилась в гости к Александре Серапионовне, попросила ее раскрыть все секреты: какой образ жизни ведет, какими косметическими снадобьями пользуется, какие чудодейственные препараты потребляет.

     Секретов особых, как выяснилось, у Хрусталевой нет, и снадобья да препараты здесь ни при чем. Конечно, большую роль играет здоровая наследственность, ее бабушка прожила 101 год. Сказалось, возможно, и то обстоятельство, что экология во времена ее детства была не сильно подпорчена, воздух был чище, продукты здоровее.

     — Мама поехала как-то в Варшаву, — вспоминает Александра Серапионовна, — так от Устюга, где жила семья, до Вологды зимой можно было добраться лишь по санному пути.

     Родители у нее были портные, даже магазин готового платья держали в Устюге. И в Варшаву мама ездила «за моделями»: что-то посмотрит и на заметку возьмет, а что-то купит; потом эту вещь распарывали, делали выкройки и шили местным франтихам модные наряды. Так во время одной из поездок, уже на обратном пути, на станции Опарино и родилась девочка Саша.

     Потом отца раскулачили, семья перебралась в Вологду. Саша была живым ребенком, заводилой в играх. А игры все подвижные, требующие сноровки: гоняли палками обручи от бочки, играли в лапту, в «сыщики-разбойники». Еще за извозчиком бегали, чтобы незаметно подсесть в повозку.

     Описываю это, чтобы видно было, в какой обстановке, какой среде жила, какой характер имела — ведь все это кирпичики в выстраивавшемся здании здоровья.

     Целенаправленно заниматься собой — уделять внимание своему организму — начала, когда в 1970 году вышла на пенсию. Дети к этому времени давно уже имели свои семьи, жили самостоятельно.

     За годы преподавательской деятельности, привыкнув к систематической методологической работе, и сейчас не пустила это дело — «заниматься собой» — на самотек. Было пролистано, изучено много книг и журналов. Понравилась система академика Микулина.

     Критически ее пересмотрев, взяла оттуда лишь то, что посчитала для себя необходимым. И из других источников почерпнула приемлемые советы и упражнения. Так постепенно, с годами, сложился комплекс утренней гимнастики, которую выполняет каждый день.

     Но, если где-то увидит новое, полезное для нее упражнение, разучивает его, вводит в круг обязательных.

     Не только обилие свободного времени заставило пенсионерку Хрусталеву корчить гримасы (упражнения для лица), махать руками и ногами, гнуть поясницу.

     — Стала замечать, что старею,   — обронила мне в разговоре. — А какая женщина смирится с этим? Процесс старения хоть и неизбежен, но оттянуть его можно. Можно заставить старость подождать.

     Утреннюю зарядку и последующее обливание («обдавание из душа») прохладной водой Александра Серапионовна выполняет уже много лет. Каждое утро, за исключением тех дней, когда болеет. А болеет, как она говорит, редко, в поликлинику раз в несколько лет обращается. Лишь в последнее время стала чаще донимать голова, начало подниматься давление.

     — Боюсь прервать свои занятия и, особенно, обдавания прохладной водой надолго,  —  призналась моя собеседница, — потому что потом очень трудно начинать все сначала.

     Худенькая и подвижная в детстве и юности, став уже взрослой, матерью двоих детей, обнаружила, что склонна к полноте. Поэтому приходилось всегда усмирять спой аппетит, приучилась мало есть.

     — До инфаркта, что случился в 1983 году, я все время ходила на лыжах, — вспоминает.

     — Какого инфаркта? Вы же говорили, что никогда ничем не болели!

     — Я забыла просто об этом, — коротко ответила Хрусталева. И в этом «забыла» великая мудрость: зачем все время помнить и лелеять свою болезнь?

     — Если бы я ничего не делала, — продолжает она, — этих упражнений, ежедневных прогулок, я бы умерла.

     А ежедневный променад — эго святое. Независимо от погоды два часа в день гуляет обязательно.

     — Могу вокруг дома десять раз обойти или дважды до Пяти Углов добраться, если есть настроение — прогуляюсь до кинотеатра «Родина». Маршруты выбираю такие, где меньше машин, где воздух чище. Спать ложусь в одно и то же время, в 11 часов, телевизор выключаю, что бы там ми показывали, — делится своими полезными привычками Хрусталева.

     На мои же расспросы, как за лицом ухаживает, объясняет, что масок никогда не делала, а крем использует питательный, причем пристрастий ни к каким фирмам, ни к определенному сорту крема нет, какой в магазине есть, тот и берет.

     Но тому, что лицо у нее не так изборождено морщинами, как этого требует возраст, во многом способствует, как она считает, один нехитрый прием.

     — Смотрите, как я лицо вытираю, когда умоюсь, — демонстрирует Хрусталева.

     Она берет махровое полотенце и начинает яростно и жестко тереть им лицо в разных направлениях. Косметологи с их советами — умылась, аккуратно промокни личико, стараясь ненароком не растянуть кожу, а то обвиснет, — в обморок бы попадали, увидев такие экзекуции. А Александра Серапионовна довольна: главное, чтобы лицо разогрелось, кровь к нему прилила, оно гореть должно после такого вытирания.

     И результат на лице: розовые упругие еще щечки Серапионовны на 86 лет ну никак не тянут.

     И еще, почтительно выспрашивая у этой легендарной женщины все ее секреты столь долгой плодотворной жизни, я, как само собой разумеющееся, заметила: вы, конечно, и не курили никогда.

     — Курила, еще как! — обескуражила меня Хрусталева. — Когда в море ходила и когда преподавала. Окружение такое было, все курили, особенно в море. Курить начала в 31 год. Потом сто раз бросала. Да снова начинала. И в 70-м бросила окончательно. Мы тогда с Николай Николаичем поехали в Австралию, там у него брат живет. Жена брата йогой занимается.  И я тут с сигаретой… Решила не выделяться. С тех пор и не курю…

     Этот рассказ об Александре Хрусталевой, построенный с позиций здорового образа жизни, — не рецепт, не панацея от старости, но, если поступить так же мудро, как она сама, взяв что-то для себя полезное, то можно убедиться, что и эти частицы ее опыта сослужат добрую службу.

Беседовала Галина ДВОРЕЦКАЯ

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: